2000 км тишины

Хабаровск – город философов. Когда едешь почти 5 км через огромный Амур, начинаешь думать о вечном. Даже если до моста мечтал о колбасе и женщине, где-то на середине реки вспоминаешь, как безграничен мир. Понимаешь, что отдельный человек – пыль. Мы ценны только, как вид. Только вместе мы можем менять ландшафт целой планеты.

Амур – русская Амазонка

Не знаю почему, но я не хотел покидать Хабаровск. Я пробыл там всего день, но уже прикипел к этим чистым светлым проспектам. Мне нравилось, что на улице много молодежи, а китайцы не грубят. Кстати, азиатов в Хабаровске очень много. По официальным данным их всего 1%, но по ощущению – все 20%.

Хабаровск – столица русского Востока

Наконец-то я въезжал в Хабаровск. Ура! После суток за рулем я был похож на нервную бабушку, которой надоело стоять в очереди и она ворчит на всех подряд. К тому же перед самым городом асфальт снова закончился и я чуть не заплакал – после 500 км по камням мои внутренности напоминали коктейль из шейкера.

То, что я въехал в город за полночь, лишь добавило Хабаровску шарма. Это раньше я бы ничего не разглядел в темноте. Сегодня каждый дом, улица и магазин светятся как будто сами по себе. Хитрые системы подсветки оживляют здания, заодно разгоняя тьму и тоску в сердце путешественника.

Из Уссурийска в Хабаровск

Итак, из Владивостока я выехал в 6 утра, а в 11 уже прощался с Уссурийском. Асфальт закончился 20 км назад, и приходилось плестись по гравийке – скорость часто опускалась до 20 км/ч. Осеннее солнце припекало, и настроение было боевое. Красно-желто-зеленые сопки красовались вдоль шоссе, настраивая на позитив.

Фата невесты

Лариса и Вадим встречались несколько нет, но никогда не проводили отпуск вдвоем. Девушка пилила друга, что он ни разу не свозил ее на море. Вадим в ответ на ее упреки или отмалчивался, или начинал нервно курить. На свою голову он рассказал Ларисе, как возил свою бывшую в Крым.

Но так случилось, что в прошлом году отпуска у этой пары совпали. И когда Лариса в очередной раз завела разговор о море, терпение Вадима закончилось. Ругаться ему совсем не хотелось, он улыбнулся.