2000 км тишины

Хабаровск – город философов. Когда едешь почти 5 км через огромный Амур, начинаешь думать о вечном. Даже если до моста мечтал о колбасе и женщине, где-то на середине реки вспоминаешь, как безграничен мир. Понимаешь, что отдельный человек – пыль. Мы ценны только, как вид. Только вместе мы можем менять ландшафт целой планеты.

Но затем, проезжая мимо знака, на котором написано, что до следующего города ехать 2 100 км, я изменил все мнение. Личность тоже важна. Ведь толпа – это множество отдельных людей, каждый из которых выполняет свою функцию. Кто-то работает, кто-то ворует, ну а кто-то, как современный Колумб едет из Хабаровска в Читу. Как вы поняли, у меня имеется небольшой комплекс Наполеона.

После Хабаровска дорога идет через Еврейский автономный округ. Вы будете смеяться, но местные жители сэкономили даже на лежачих полицейских – они просто срезали асфальт в стратегических местах, чтобы машины не могли разогнаться. Даже дорожные рабочие – это не привычные кавказцы или китайцы, а чистокровные евреи, которым только пейсов не хватает. Пейсы – это традиционные еврейские локоны на висках.

Но лежачие еврейские полицейские – это пол беды. Временами снова начал исчезать асфальт, превращаясь в разбитую гравийку. Но и плохая дорога – это еще не все. На одной из хитрых еврейских ям у меня что-то замкнуло в электропроводке, и после этого замолчал магнитофон. Я час пытался его оживить – бесполезно.

Сначала я не очень испугался, но через несколько часов заметил, что разговариваю сам с собой. И ладно, если бы говорил о чем-то умном, но нет – разговор шел о тех продуманных приспособлениях, которые изобрели евреи, чтобы притормаживать проезжающие машины.

 

Заповедник Бастак

После смерти магнитолы я думал, что с ума сойду от тишины, но вскоре заметил, что уже не думаю о скуке. Без громкой музыки мысли потекли спокойнее. Осенний пейзаж завораживал – желтые и красные деревья стояли вперемешку с зелеными елями и на них открывался прекрасный вид с небольших холмов, по которым петляла трасса. Вокруг было очень просторно.

Все в том же Еврейском АО, немного севернее Биробиджана, находится Государственный заповедник «Бастак», основанный в 1981 году. Площадь заповедника – 127 000 гектаров. Трасса проходит по южной границе заказника, оставляя Биробиджан с севера. Конечно, я остановился посмотреть на это чудо и поговорить с местными жителями.

Оказалось, что найти человека в этих местах трудно. Русская тайга – это одна из самых малозаселенных территорий в мире. Мне повезло – несколько мужиков жгли костер на опушке и я подошел, чтобы расспросить про «Бастак». Это были жители Биробиджана, приехавшие на пикник. Один из них оказался любителем природы и рассказал все, что знал.

Заповедник – это чистая, дальневосточная тайга, которая к северу становиться тундрой. И как в нормальной тайге, тут растет все. Ели, кедры и лиственницы запросто уживаются с березами и осинами. В заказнике можно встретить амурский бархат, монгольский дуб и маньчжурский ясень. Около 30-ти растений занесены в красную книгу.

Поговорив о растительном мире, местные перешли к рассказу о животных. И судя по тому, как загорелись глаза рассказчиков, я заподозрил, что они охотники – так много знает только тот, кто в теме.

Оказалось, что лес кишит живностью. Тут летают рябчики, фазаны, соловьи. Ползают жабы, змеи и редкие живородящие ящерицы. Между елей скачут косули, лоси и олени. Ну и охотятся на всех них медведи, волки и уссурийские тигры. В красной книге – 4 вида животных. Интересно, что у жителей Еврейского АО отдельная красная книга, в которую они занесли 30 видов.

 Отдельной строкой уже поддатые мужчины выделили редких журавлей, которые красуются на эмблеме заповедника. Причем журавль тут не один, а целых два – червый и японский. Говорят, в «Бастак» иногда прилетает еще какой-то вид этих птиц, но постоянная прописка только у этих двух.

Животные паспортов не носят и не знают, что они русские. Поэтому тигры и лоси часто ходят в Китай и обратно. Благодаря этому удалось наладить партнерство между природоохранными организациями двух держав. Оказывается, мы успешно спасаем флору и фауну вместе с китайскими друзьями. Об этом тоже рассказали охотники – жена одного из них изменила ему с китайцем, который приехал спасать лосей.

 

Немного философии от путника без магнитофона

Когда мои новые знакомые начали пьянеть, я решил убраться подальше от этих добрых, но страшных людей. Тайга. На 100 км вокруг ни души. Добычи я не увидел – если бы мной закусили очередную рюмку, никто бы и не узнал.

Интересно, как меняется сознание вдали от цивилизации. Мы привыкли, что в любой момент можно позвать на помощь и приедут специальные люди, которые не дадут в обиду. А если звать некого? Если никто не спасет даже тогда, когда будешь погибать? В тайге жизнь опасна. И дело даже не в бандитах. Можно попросту подвернуть ногу на прогулке в лесу и тебя уже не найдут – волки позаботятся о костях.

Мне кажется, что в таких условиях начинают работать законы и инстинкты, которые берегли людей миллионы лет. Начинаешь слушать внутренний голос. Например, поговорка про то, что встал не с той ноги означает – сегодня я рассеян и на охоте мне не хватит концентрации, я запнусь на бревне и разобью голову. Поэтому, если есть плохое предчувствие, лучше остаться дома и доесть вчерашнего кабана.

Страшно представить, насколько тяжело жить, когда нет горячей воды, электричества и супермаркета. А ведь коренные жители Сибири так и живут – рыбачат, охотятся и собирают кедровые орехи. Слава богу, что я родился в эпоху прогресса, подумал я, оставляя позади очередную сотню километров.