Из Уссурийска в Хабаровск

Итак, из Владивостока я выехал в 6 утра, а в 11 уже прощался с Уссурийском. Асфальт закончился 20 км назад, и приходилось плестись по гравийке – скорость часто опускалась до 20 км/ч. Осеннее солнце припекало, и настроение было боевое. Красно-желто-зеленые сопки красовались вдоль шоссе, настраивая на позитив.

Природа на Дальнем Востоке особенная. Пихта, овитая лозой винограда – норма для этих мест. И так как рядом Амур, то и амурский тигр не редкий гость в таежных деревнях. Причем ни он один. Если тигры не любят публику и прячутся, то медведи не стесняются ни кого. Следы медвежьих лап, которые появляются рядом с лагерем после ночевки в тайге – совсем не редкость.

Считается, что медведи опасны и агрессивны. Это не так. Медведь нападет, только если его разозлить или если он голодный. Но еды в тайге хватает, а приставать к зверю, размером с Ладу Гранту, никому и в голову не придет.

Но бывают случаи, когда медведь целенаправленно ищет людей, чтобы съесть. Так происходит, если его в детстве обидели. Причем, не обязательно лично. Когда убивают одного из медвежат на глазах у второго, он потом всю жизнь нападает на людей. Медведи живут по 80 лет и за эти годы становятся очень умными. Это очень мудрый, сильный и опасный зверь. Но, как раз потому, что умный, он знает – с человеком лучше не связываться.

 

Мошенники с шиномонтажа

Так и плелся я по кочкам. Матерился, плевался, но ехал. Из-за постоянной тряски разболелась голова, и я решил сделать привал. Проехал я уже немало. Примерно на полпути до Хабаровска стоит поселок Лучегорск. Приятный городок с населением в 30 000 человек. В поселке действуют два больших предприятия – угольный разрез и Приморская ГРЭС.

Местная природа – это все та же тайга, которая, чем дальше отъезжаешь от моря, тем становится гуще и непроходимее. Сосны пытаются дотянуться до облаков, субтропические растения исчезают, а люди с каждым километром толстеют.

Трасса разрезает поселок пополам, проходя мимо искусственного озера. Чистые улицы, красивые лица, нарядные дома. Удивился, что даже мужчины ходят с накрашенными глазами. Чуть не получил в нос, когда спросил об этом продавца на бензоколонке. Оказывается, у шахтеров угольная пыль до того въедается в глаза, что ее уже не смыть. Выглядит это так, будто глаза подведены тушью. Поэтому все местные мужики похожи на Джека Воробья – с выразительными глазами и слегка навеселе.

Я остановился на берегу красивого водоема, который расположен почти посредине поселка. Зашел в магазин «Волна», чтобы купить булочку и Ред Булл. Когда я вышел и садился в машину, заметил кучу мусора под передним колесом. «Ветер принес», – подумал я. Сел и поехал. Сразу за городом меня обогнал мужик на джипе. Он поравнялся со мной, просигналил и показал на колесо. Я остановился и увидел, что правая передняя шина спустила почти до обода.

И тут внезапно, как бомж из коллектора, на обочине появился шиномонтаж. С ним рядом стоял мужик и махал мне рукой. Тогда я очень обрадовался. И пусть с меня содрали 1 000 рублей, якобы за боковой порез, я считал, что мне повезло. Потом, соображая задним числом, я подумал, что слишком вовремя появился тот внедорожник, и еще более внезапно выросло СТО на пустой трассе.

Позже, став старше и немного умнее, я узнал, что это развод. Под колеса специально кладут гвозди, замаскированные под обычный мусор. Главное, жертву вовремя остановить, чтобы она не проехала нужный шиномонтаж. Это и сделал тот мужик, который якобы проявил участие, вовремя указав на прокол.

Но я не злюсь, а, наоборот, горжусь этими простыми мужиками, которые выживают в тайге, как умеют. Это та самая русская смекалка, которая не даст нас завоевать – с проколотым колесом даже Хаммер далеко не уедет.

 

Большехехцирский заповедник

Перед самым Хабаровском я проезжал через Хехцирский заповедник, названный так в честь горного хребта Большой Хехцир. Это не очень большой – всего 46 000 га, но очень красивый заказник. В основном здесь растут кедры. Огромные, в несколько обхватов стволы стоят на корнях, выпирающих из земли, как в сказке про бабу Ягу.

Кедры живут по соседству с пихтой, лиственницей и березой. Попадаются огромные дубы. Животных я не встречал, но местный егерь, с которым разговорился, пока набирал воду в колодце, рассказал, что заповедник кишит жизнью. Множество растений и животных занесены в Красную книгу. Косуля, изюбрь и дикий кот. Кабан, мышь и бурый медведь. Сотни видов уживаются на этой территории, защищенной от браконьеров.

К сожалению, посмотреть заповедник у меня не получилось – я проезжал его ночью. Но, судя по запаху – это настоящий дикий лес, в котором можно потерять сознание от обилия кислорода. Хороший пример того, как почти уничтоженные в советское время леса, постепенно восстанавливают.

Дальше меня ждал Хабаровск. Настоящая столица Дальнего Востока, что бы ни говорили жители Владивостока. С того момента, как я выехал из дома, прошло 20 часов. Я устал, проголодался, но был полон оптимизма. Наконец-то появился асфальт – временами он был разбит, но после 500 км грунтовки, я был бы рад и стиральной доске, вместо дороги. В Хабаровске я хотел поесть и заночевать, но попался гаишникам и накормил их. Об этом расскажу в другой раз.