Уссурийск – единственный спутник Владивостока

Я выехал из Владивостока 2-го августа 2011 года. Решил не участвовать в вакханалии, которую устраивают десантники на свой праздник. Так как во Владике большинство военных – это моряки, то ВДВэшники весь год сидят тихо и не высовываются. Однако, 2-го августа, выпивают и начинают гонять по улицам моряков. Я не служил, но это никого не волнует. Как-то раз, когда мне было 20, в этот день мне сломали нос и три ребра. Поэтому в 6 утра я уже покинул город.

При выезде на трассу А-370, меня встретил низко расположенный мост, длинной в 5 км. Мост пересекает Амурский залив, соединяя Владивосток с полуостровом Де Фриз. Эти 5 с небольшим километров настраивают на философский лад, напоминая, как же мы похожи на бобров – так же любим строить и мусорить. Только платины у нас побольше. Но вид океана, который открывается с моста, не дает забыть, насколько мы малы и незначительны перед бескрайними просторами этой планеты.

 

Немного философии

Покидая родной край, я думал о любви, ненависти и о том, как быстро одно перетекает в другое. Скользя взглядом по заросшим пихтой сопкам, я не замечал этой дальневосточной красоты, где тропические лианы запросто уживаются с таежными елями. Почему люди, которые вчера признавались в любви, сегодня готовы убить? Наверное, это была вовсе и не любовь. Хотя не все так просто. Скорее всего, именно настоящая любовь и способна стать ненавистью. Ведь, когда ломаешь что-то настолько личное и сокровенное, это не проходит без следа.

В таких нелегких размышлениях я и провел первые километры своего путешествия. Постепенно молодость и предвкушение от дальнего пути вытеснили мрачные мысли о жене и о том, как тяжело нам будет встретиться. Помог отрешиться от проблем и сказочный ландшафт. Дорога плавно скользила то вверх, то вниз, разрезая заросшие зеленью сопки. Осенние желто-красные цвета перемешивались с хвойной зеленью, создавая невероятную палитру.

Вообще, ландшафт во Владике удивительный. Небольшие холмы появились после извержений вулканов, поэтому земля изрезана сотнями каналов, ручьев и рек. Скалы выглядят, как работы импрессионистов – черные, с острыми углами и глубокими впадинами. Из-за близости города животных мало, но если пожить в лесу подольше, можно и тигра встретить.

 

Уссурийск – пит стоп перед бездной

Первый и последний город перед длинным перегоном по пустой трассе – Уссурийск. От Владивостока до него всего 100 км. По дороге встретилось несколько поселков, среди которых Раздольное и смешной Оленевод. За несколько километров до Уссурийска кончился асфальт. На тот момент я не сильно расстроился, так как не знал, что он вновь появится только через несколько тысяч км.

Теперь про сам Уссурийск. Поселение на этом месте было еще при дедушке Чингиз хана. Когда Россию расширяли, за поселок был спор с Китаем и Кореей. Наконец, в 1866 году победили и основали на этом месте село Никольское, названное так в честь Николая Чудотворца. Вскоре рядом заложили село Кетрицево, через которое планировали пустить Транссиб. В 1898 году два поселения объединили. Город назвали Никольск.

На этом не успокоились и в 1935 году город переименовали в Ворошилов – так отдали дань уважения военачальнику Клименту Ефремовичу Ворошилову. Однако город с таким названием уже был, и к названию добавили приставку Уссурийский – рядом течет река Уссурь. Но, в конце концов, компартии надоело переписывать карты и в 1957 году за городом навсегда закрепили имя Уссурийск.

 

Кто живет в Уссурийске

В отличие от Владивостока, который долго оставался закрытым, в Уссурийск пускали всех. А кто поедет в такую даль, да еще и туда, где климат выдерживают лишь медведи? Правильно, либо авантюристы, либо те, у кого и выбора не было – то есть зеки. И хотя первопроходцы давно осели и произвели несколько поколений, та кровь еще проявляется. Если нагрубить уссурийцу, добра не жди.

Про крутой нрав местных жителей знаю не понаслышке. Когда в 90-х мы пацанами любили драться толпа на толпу, однажды мы решили навестить соседний Уссурийск. Просто так. Чтобы проверить себя. Так вот мы набились в два рейсовых автобуса и поехали. Не успели мы выйти в Уссурийске и начать драку с первыми попавшимися мужчинами, как вдруг со всех углов стали выходить небольшие группы крепких ребят, вооруженных цепями и ножками от табуреток. Отхватили мы тогда знатно – я еле выбрался по канавам. Два зуба в том бою потерял.

Как вы поняли, люди там живут горячие. Справедливые, строгие, но добрые и приветливые. К тому же очень чистоплотные. Старенькие дома и не самый свежий асфальт в идеальном порядке. Клумбы перед каждым домом. Я часто замечал, что в трудных условиях, люди проявляют лучшие качества. Чем севернее город, тем он чище.

Странно, но факт. Наверное, борясь с природой, человек старается упорядочить мир вокруг себя – так он получает хотя бы иллюзию того, что в мире есть порядок и не нужно ежесекундно бояться случая. Не нужно постоянно ждать, что из-за угла выскочит уссурийский тигр.

Едем дальше

Раньше трасса проходила через центр Уссурийска, и весь автомобильный поток, шедший из Владивостока в Россию и Китай, оставлял копоть на городской мэрии. Наконец горожанам это надоело, и они насыпали гравийку в объезд Уссурийска. Поэтому я мог не заезжать в этот город – так было быстрее. Я не смог этого сделать. Посчитал, что нужно попрощаться с этим суровым городом. Последний раз посмотреть в глаза старому другу, рядом с которым прожил жизнь и с кем испытал столько приключений.

«Я похож на маленькую девочку», – подумал я, вытирая далеко не скупую слезу на развилке за Уссурийском. Дом остался позади. Впереди ждали бесчисленные километры по неизвестной для меня земле.

Следующий крупный город – Хабаровск. До него от Уссурийска 700 км. Не так много. Но если по гравию, да на старой машине – очень даже далеко. Когда скорость редко превышает 40 км/ч, поездка на 700 верст занимает сутки. А если еще и машина подведет на пол пути, вообще, двое. Но об этом в следующий раз.